«

»

Июл
19

Когда в школу придет секспросвет.

Секспросвет – это когда люди договариваются о норме в обход Творца.

Когда я была маленькой, верить в Бога было нельзя. Это было стыдно. Как, кстати, было стыдно показываться беременной и кормящей на людях. Что это взаимосвязано, я поняла только много лет спустя в про-лайфе. Только та нация рождает детей, а не убивает их внутриутробно, которая верит, в то, что есть у зародыша душа.
Как-то воспитательница садика отчитала мою маму за то, что я положила под майку тряпку и важно расхаживала по группе – беременная. Моя мама тогда просто удивилась, откуда я это взяла. Когда же я пошла в первый класс, моя мама провела со мной беседу о вере. Тогда мы были совсем не воцерковленными, мама ограничилась несколькими рассказами о Сотворении Мира, о Страшном Суде и Божьей Матери. Как-то я пришла из класса и сообщила маме: «учительница сказала, что космонавты летали, а Бога не видали». Моя мудрая мама ответила, что космонавты только над землей летали, а космос огромен, что «Бог есть, но только учительнице мы об этом не скажем, этот наша с Ним тайна». Вот такая духовная партизанщина.
Потом меня отдали в женскую гимназию. Я очень за это своим родителям благодарна! Прошло пятнадцать лет с выпуска, мы встречаемся с одноклассницами, я вижу плоды. Из пятнадцати девчонок развелась только одна, почти у всех детки. В гимназии нас постоянно воспитывали не только как будущих суперпрофессионалов, но, в первую очередь, как хранительниц очага!  Нам преподали все по ведению домашнего хозяйства: рукоделие, все виды вязания, крой и шитье, кулинарию, парикмахерское искусство; и многое для того, чтобы мы стали музами – этикет, роль женщины в мировом искусстве, стилистику, ораторское искусство, бальные танцы, даже умение красиво ходить и сидеть прививали. Никакого секспросвета там не было, но девочки стали отличными женами.
Сейчас мои дети идут в школу, и я готовлюсь вести партизанскую борьбу за души моих детей, за их чистоту, за их будущее семейное счастье, за их супружескую состоятельность, за своих внуков, наконец. Почему? Потому что не за горами тот день, когда в школы введут обязательные уроки секспросвета под тем или иным названием. Но суть будет отнюдь не та, что была у меня в гимназии – воспитать счастливых супругов, мальчиков и девочек, способных воспринять радость семейной жизни и способных создать такие семьи. Отнюдь. Нашим деткам не только расскажут все о сексе, о контрацептивах, но и о том, что семьи бывают разными «пап-папа», «мама-мама», «да и вообще, пол – понятие субъективное, ты бы кем, хотел быть, деточка?».
Несколько раз, читая лекции в колледжах, я попадала в ситуацию, когда среди девушек-парней сидели студенты «в переходном состоянии». Самое интересное, мне казалось, что местные психологи ими даже гордились: мол, и у нас есть, что предъявить либеральному западу, свой «гендер». Боюсь, скоро мои школьники меня неприятно удивят возникновением этаких «гендеров» в школе.
Что же делать? Во-первых, не пугаться. До языческого мира, в котором просияли наши святые еще далеко. Пока. Пока родные отцы не отдают своих маленьких дочек в публичный дом, пока вступление в армию и университет не проходит через гомосексуальное посвящение, пока нет обязательной женской повинности в храмовой проституции. А ведь это было. И все идет опять к тому же. Пока еще отклонения и извращения называются своими именами, но не за горами то время, когда здоровые будут названы больными и извращенцами, потому что так решит больное большинство. Когда за нормальные взгляды, за здравость, за чистоту, за верность супружеству люди будут гонимы и дискриминируемы. И нужно быть готовыми противостоять тотальной промывке мозгов, которая уже давно идет, но скоро станет просто агрессивной.  Нужно как-то умудриться детей воспитать в это время. Возможно, это вызовет как во время первых христиан вознесение добродетели девства в абсолют, когда девушки готовы были  остаться незамужними, лишь бы не связывать свою судьбу с развращенными языческими юношами, готовы были покончить с собой, но не отдаться на поругание. Я уже представляю, как будет звучать на фоне всего порнографического шума наш сокровенный рассказ о сестрах, взявшихся за руки и бросившихся в реку от угрозы насилия, о многих мученицах, подставивших голову под меч ради спасения от «выгодного предложения». Расскажем им о святом Христофоре, сознательно утратившем свою красоту ради целомудрия. Наши дети (одноклассники которых будут стыдиться и тяготиться своей девственностью уже в 13 лет), будут переспрашивать, «мученицы так девство ценили, это так, мама?, я правильно понял?»
Вот тогда-то нам придется говорить детям за закрытыми дверями наших домов (может, даже, и включая краны и погромче музыку): «Любимое чадо,
супруги – это мужчина и женщина,
любовь – это когда в верности и на всю жизнь,
целомудрие – это достоинство, а не позор,
дети, это нормально, когда рождаются от любви биологических родителей — папы и мамы, а не на заказ из пробирки,
— только учительнице не говори, это наша великая тайна. Тайна моя и твоя, тайна папы и мамы, тайна нашей семьи и Нашего Бога».
Вероника Сердюк
http://www.matylia.by/index.php/stati-i-materialy/kogda-v-shkolu-pridet-seksprosvet

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

Вы можете использовать эти теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>